8 сентября 1999 года, за две секунды до полуночи в жилом доме на юго-востоке столицы прогремел страшный взрыв, унесший жизни 106 человек. Еще 690 человек получили травмы различной степени тяжести. 2 подъезда 19-го дома по улице Гурьянова были полностью уничтожены, взрывная волна выбила окна в радиусе полукилометра от эпицентра. Мощность взрывного устройства составила 350 кг в тротиловом эквиваленте.

Информация о взрыве и пожаре в поступила на пульт оперативного дежурного МЧС России 9 сентября в 00.10. Уже через три минуты на место чрезвычайного происшествия прибыли первые спасатели. Позже был развернут мобильный госпиталь, который принимал пострадавших. Работа спецслужб была непрерывной. На месте происшествия работали порядка 40 пожарных расчетов и 60 бригад скорой медицинской помощи. Также были задействованы сотрудники поисково-спасательных отрядов города Москвы и Московской области (всего порядка 400 человек), в том числе 89 спасателей «Центроспаса», включая кинологов. Поиски пострадавших и погибших были затруднены вследствие пожара, вызванного взрывом, и сильного задымления.

Почти сразу же после происшедшего следственными органами на первый план была выдвинута версия террористического акта. По результатам экспертизы, проведенной сотрудниками ФСБ РФ, взрыв такой мощности являлся профессионально подготовленным и мог произойти при детонации 300-400 кг тротила (или эквивалентного количества какого-либо другого взрывчатого вещества). Позже выяснилось, что в качестве взрывчатки террористами был использован циклотриметилен-тринитроамин (гексоген).

фото: Геннадий Черкасов

Следователи также выяснили, что эта же взрывчатка использовалась еще в двух взрывах, которые произошли позже – 13 сентября 1999 года был взорван дом на Каширском шоссе в Москве, а 16 сентября этого же года взорвался грузовик, припаркованный возле жилого дома в городе Волгодонске Ростовской области. Состав взрывчатой смеси полностью совпадал в трех терактах, поэтому следователи пришли к выводу, что они были произведены одной и той же бандитской группировкой.

В апреле 2003 года Генеральная прокуратура России завершила расследование уголовного дела о взрывах жилых домов в Москве и Волгодонске. Следствие установило, что непосредственными организаторами терактов являлись граждане иностранных государств Эмир Аль-Хаттаб и Абу Умар, которые впоследствии были ликвидированы спецслужбами РФ на территории Чечни.

На улицу Гурьянова террористы переправили со склада свыше двух тонн взрывчатого вещества и средства его подрыва, которые сложили в арендованном нежилом помещении на первом этаже дома № 19. В ночь на 9 сентября они совершили взрыв в этом доме, использовав самодельное взрывное устройство большой мощности с электрическим взрывателем замедленного действия с электронным таймером, располагавшееся в нежилом помещении на первом этаже в этом здании.

фото: Роман Орлов

В материале «Тайна, покрытая прахом» (автор — Ирина Боброва, газета «Московский комсомолец» №25547 от 19 января 2011), состоящем из нескольких интервью с родственниками погибших в результате теракта, свидетельства неподготовленности муниципальных служб к трагедиям такого масштаба. Невозможные процедуры опознания, вынужденные перезахоронения останков или формальные похороны, беспомощность и отсутствие информации. К тому же формально люди, потерявшие близких, не считались пострадавшими, поэтому им не могли оказать помощь на должном уровне, в том числе психологическую.

«Я разговаривала со следователем, который вел дело. Он сказал, что, когда приехал на место взрыва в 6 утра, ни одно тело не было пронумеровано. Всех вывозили в мешках. В 11-м и 6-м морге мне показывали фрагменты тел, на которых не было никакой нумерации. И еще… Дело в том, что тогда многих хоронили ошибочно. Пришлось даже перезахоранивать тела. Известны случаи, когда в морг приходили люди, которые якобы снимали квартиру в нашем доме. Они забирали тела, чтобы получить похоронные деньги. Никто ведь не вел учета — кто на самом деле проживал в квартирах. Главный судмедэксперт схватился за голову, когда по ДНК одна семья опознала своего ребенка, тело которого уже давно похоронили другие люди. Такова жизнь… Но разве об этом можно было писать? Также никто не рассказывал о мародерах, которые как саранча налетели на место трагедии. С погибших сдирали серьги, срезали цепочки… » Тамара Горбылева, в трагедии погибли ее дочь, зять и 4-летний внук.

фото: ИТАР-ТАСС