Каждый день мы видим в ленте новости с МКС, листаем селфи марсохода Curiosity, следим за победами и падениями самой громкой частной космической компании SpaceX (частный отечественный космос тоже есть, если что, можете убедиться в этом обзоре). Сложно представить восторг, который испытывали люди, заставшие заглавную главу истории освоения космического пространства.

Кого, кроме Королева, и, возможно, Циолковского, вспомнит человек, никак не относящийся к области космонавтики? А ведь раньше на марках массово печатали не только Гагарина и Терешкову. В день рождения великого конструктора Валентина Глушко хочется написать что-то о его пути и технике, к которой он приложил голову.

Россия. 100 лет со дня рождения В.П. Глушко. Марка

Начало пути.

Еще будучи школьником пятнадцати лет, Валентин Глушко написал Циолковскому из Одессы:

Глубокоуважаемый К. Э. Циолковский. К Вам я обращаюсь с просьбой и буду очень благодарен если Вы ее исполните. Эта просьба касается проекта межпланетного и межзвездного путешествия. Последнее меня интересует уже более 2-х лет

И далее в письме излагается просьба прислать статью «Исследование мировых пространств реактивными приборами…». С тех пор началась семилетняя переписка основоположника теоретической космонавтики и будущего основоположника советского жидкостного ракетного двигателестроения.

В 1924 году Глушко заканчивает профтехшколу. В это же время он завершает работу над первой редакцией своей книги «Проблема эксплуатации планет». Также публикует первые научно-популярные статьи, посвященные вопросам космонавтики:  «Завоевание Землёй Луны» (1924 год), «Станция вне Земли» (1926 год) и прочее. В следующем году Валентин отравился на учёбу в Ленинградский государтсвенный университет. Весной 1929 года Глушко подготовил выпускную дипломную работу, в которой предложил проект космического корабля «Гелиоракетоплан». Этот корабль должен был использовать солнечную энергию для генерации электрического тока, который затем направлялся бы в камеру сгорания электротермических ракетных двигателей. В качестве рабочего тела Глушко подразумевал использовать твердое вещество (металлические проволоки) или жидкое рабочее тело (ртути или электропроводящие растворы). По расчетам, электротермический механизм ускорения рабочего тела обеспечивает во много раз большие скорости истечения, чем химические реакции (собственно, жидкостные ракетные двигатели). 18 апреля 1929 года Глушко сдал в отдел при Комитете по делам изобретений третью часть этой работы, которая называлась «Металл как взрывчатое вещество», после чего ему предложили начать экспериментальные работы по практической реализации данного электроракетного двигателя. 

Университет окончить не удалось, так как без стипендии и стабильного заработка, Валентин Глушко не был в состоянии заплатить за первое полугодие, и уже после сдачи государственных экзаменов, он был отчислен.

Работа в Газодинамической лаборатории.

Но в том же 1929 году ученый был зачислен в штат Газодинамической лаборатории (ГДЛ), где стал руководителем подразделения по разработке электрических и жидкостных ракетных двигателей и ракет. Там же и был реализован проект электротермического ракетного двигателя:

Музей газодинамической лаборатории в Санкт-Петербурге. Фото: Даша Саульская, источник:https://www.kidsreview.ru

В 1930-31 годах подобные двигатели прошли успешные наземные испытания, однако их применение возможно только в космических условиях, до которых еще нужно добраться. Так, Глушко решил сосредоточить работы над жидкостными ракетными двигателями, применяемые в качестве первых-вторых ступеней ракет-носителей.

В качестве окислителя для таких двигателей он предложил использовать азотный тетроксид, жидкий кислород, азотную кислоту, а в качестве горючего — толуол, бензин, керосин, бензол. В ГДЛ под руководством Глушко были разработаны конструкции и испытаны ЖРД серии ОРМ: ОРМ (испытан летом 1931 года), ОРМ-1 (испытан в том же году) и другие двигатели той же серии, включая использующие азотнокислотно-керосиновое топливо и испытанные в 1933—1934 гг. двигатели ОРМ-50 с тягой 1500 Ньютон (предназначался для ракеты 05 конструкции ГИРД) и ОРМ-52 с тягой 3000 Ньютон — самые мощные тогда ЖРД в мире. Двигатель ОРМ-52 предназначался для установке на морских торпедах, самолёте И-4 (в качестве вспомогательной силовой установки) и спроектированных в ГДЛ ракетах РЛА-1, РЛА-2, РЛА-3 и РЛА-100.

В камерах двигателей серии ОРМ Глушко применил теплозащитное керамическое покрытие из диоксида циркония, которое позднее широко использовалось в практике ракетостроения, а с 1933 года использовал ещё и внутреннее охлаждение, при котором поток компонента топлива омывал оребрённую внутреннюю стенку камеры (т.н. рубашку охлаждения).

Работа в РНИИ и арест.

3 января 1934 года В. П. Глушко и его сотрудники переехали в Москву для продолжения своих работ по азотно-кислотным ЖРД в составе РНИИ, объединившего Ленинградский ГДЛ и московский ГИРД. Под его руководством в секторе в 1934—1935 гг. были разработаны экспериментальные ЖРД ОРМ-53 — ОРМ-64, а начиная с 15 марта 1936 года — ЖРД ОРМ-65 тягой до 1750 Ньютон на азотнокислотно-керосиновом топливе, предназначенный для установки на ракетоплане РП-318 и крылатой ракете 212 конструкции Королёва.

Обложка книги Глушко и Лангемака Ракеты, их устройство и применение (Из архива А.В. Глушко)

В 1933—1934 годах В. П. Глушко параллельно с основной работой в РНИИ читал курсы лекций в Военно-воздушной инженерной академии им. Н. Е. Жуковского, а в 1935 году он был заведующим и преподавателем Реактивных курсов по переквалификации инженеров при Центральном совете Осоавиахима. Несмотря на большую занятость, в 1935 была опубликована книга «Ракеты: их устройство и применение», изданная под редакцией Г. Э. Лангемака и В. П. Глушко, а в следующем году — работа Глушко «Жидкое топливо для реактивных двигателей». В 1937 году Глушко опубликовал семь статей в сборниках научных работ РНИИ «Ракетная техника».

Однако вскоре Глушко, как и многие другие ученые того времени, попал в жернова НКВД.  В начале ноября 37-го года были арестованы директор и его заместитель НИИ-3 — Клеймёнов и Лангемак. В следующем году было постановлено исключить Глушко из состава инжерено-технического совета НИИ-3 за вредительскую деятельность и связь с врагами народу. Немногим ранее был отстранен от работы и Королёв.

В.П.Глушко в Бутырской тюрьме в 1938 г.

Глушко был арестован 23 марта 1938 года. По август 1939 года был под следствием и содержался во внутренней тюрьме НКВД на Лубянке и в Бутырской тюрьме. Во время пребывания там Глушко неоднократно избивали дубинками и плетьми, сделанными из проводов со свинцовой изоляцией. Вследствие нечеловеческих условий, как и многие другие подследственные, он вынужден был подписать чистосердечное признание об участии в антисоветской организации и занятиях вредительской работой в оборонной промышленности. Как писал Довлатов: «Мы без конца ругаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить — кто написал четыре миллиона доносов?» В описанных выше делах по обезглавливанию НИИ-3 есть конкретный виновник — Андрей Костиков. Карьерист и не самый успешный инженер, который многочисленными доносами обеспечил себе последовательные повышения.

Наконец, 15 августа 1939 года Глушко был осуждён Особым совещанием при НКВД СССР по статьям 58-7 и 58-11 УК РСФСР к заключению в исправительно-трудовом лагере сроком на 8 лет, но впоследствии оставлен для работы в техбюро. До 1940 года он работает в конструкторской группе 4-го Спецотдела НКВД  при Тушинском авиамоторостроительном заводе № 82 НКАП.

Осенью 1940 года группу Глушко перевели на Казанский авиационный моторостроительный завод № 16. Во время заключения Глушко работал в том числе над вспомогательными самолетными установками жидкостный ракетных двигателей с насосной подачей топлива.

«Запомни сын! Никогда нельзя ставить людям в вину то, что было ими подписано или сказано во время допросов в НКВД во время культа личности Сталина. Нельзя потому, что никто из обвиняющих не знает того, как он сам повел бы себя в той ситуации и какую ахинею бы подписал своей рукой. Тот же, кто прошел сквозь этот ад, никогда не будет обвинять другого… уцелевшего или погибшего… непонятно что подписавшего… Запомни, сын!».

 

«Заявление подследственного С.П.Королева на имя Верховного прокурора СССР А.Я.Вышинского от 15.10.1939», цит. по: Королева Н.С. «С.П.Королев. Отец. К 100-летию со дня рождения», в 3 кн. Москва, Наука, 2007, кн. 2, стр. 83-86.

С осени 1941 года казанская спецтюрьма получила официальное название «ОКБ 4-го Спецотдела НКВД СССР при заводе № 16 НКАП» (ОКБ-16).

Ввообразите себе действительность той эпохи — создание особого конструкторского бюро тюремного типа. В соответствующей статье на Википедии можно оценить масштаб этого явления, а на карте террора проекта «Это прямо здесь» посмотреть топографию шарашек в столице.

В январе 1942 в структуре ОКБ-16 по каждому тематическому проекту были создано конструкторские бюро с закреплённым за каждым из них штатом сотрудников: КБ-1 (главный конструктор Б. С. Стечкин) и КБ-2 (главный конструктор В. П. Глушко).

 

 

 

В состав КБ-2 были включены высококвалифицированные специалисты: конструкторы, экспериментаторы, технологи, металлурги и химики. Кроме упомянутых ранее, здесь работали профессора Г.С. Жирицкий, Д.Д. Севрук, Б.С., К. И. Страхович, А. И. Гаврилов, В. В. Пазухин, инженеры В. А. Витка, Г. Н. Лист, Н. Л. Уманский, Н. С. Шнякин, А. А. Мееров, А. С. Назаров, Н. А. Желтухин. В ноябре 1942 года в КБ-2 перевели С. П. Королёва. Силами коллектива были разработаны и внедрены в производства многие оригинальные конструкции авиационных ЖРД.

Освобождение и работа в ОКБ-РД.

Работы по созданию двигателя РД-1 был признал успешными Государственный комитет Обороны (ГКО) СССР, и 16 июля 1944 года Л. П. Берия  обратился с письмом к председателю ГКО И. В. Сталину, предложив освободить со снятием судимости 35 особо отличившихся заключённых специалистов ОКБ-16. Сталин дал своё согласие, и 27 июля 1944 года Президиум Верховного Совета СССР принял решение о досрочном освобождении со снятием судимости заключённых из упомянутого списка, в число которых попали 9 сотрудников КБ-2, в том числе В.П. Глушко.

В том же августе 1944 года бывшее КБ-2 приказом по НКАП было преобразовано в Опытно-конструкторское бюро реактивных двигателей — ОКБ-РД, известное также под открытым названием ОКБ-СД (Опытно-конструкторское бюро специальных двигателей). Глушко остался главным конструктором, Жирицкий и Севрук — его заместителями. Осенью 1944 года ещё одним заместителем главного конструктора был утверждён С. П. Королёв.

В 1944—1946 годах проведены наземные и лётные испытания ЖРД РД-1 на самолётах Пе-2Р, Ла-7, Як-3, Су-6 и Су-7. Разрабатывается трёхкамерный азотнокислотно-керосиновый ЖРД РД-3 тягой 9000 Ньютон, проведены стендовые и лётные испытания ЖРД РД-1ХЗ с химическим повторным зажиганием. У самолёта Як-3 при этом удалось добиться максимального прибавления скорости в 182 км/ч.

После Великой Отечественной Войны недавние заключенные были награждены орденами Трудового Красного Знаменями и орденами «Знак Почёта». Еще 1 мая 1945 года в Казанском авиационном институте (КАИ) была организована первая в Советском Союзе кафедра ракетных двигателей, возглавляемая В. П. Глушко. Её костяк составили ведущие работники ОКБ-РД: в соответствии с утверждённым приказом директора КАИ Г. В. Каменкова от 14 июля 1945 года штатным расписанием новой кафедры, Г. С. Жирицкий занял должность профессора, а С. П. Королёв, Г. Н. Лист, Д. Д. Севрук и Д. Я. Брагин — должности старших преподавателей. Кафедра просуществовала до 1949 года, а после была включена в состав кафедры теории авиадвигателей, вернув автономию только в 1965 году. В настоящее время — это кафедра реактивных двигателей и энергетических установок КАИ.

Однако преподавательская деятельность была отложена на неопределенный срок, в июле — сентябре 1945 года большинство руководящих сотрудников ОКБ-РД были командированы в Германию для изучения конструкции немецких боевых баллистических ракет А-4 («Фау-2»). Сам Глушко, командированный в Германию в звании инженер-полковника, собственно и возглавлял отдел по изучению двигателей А-4)

Формирование ОКБ-456.

13 мая 1946 года выходит Постановление СМ СССР № 1017-419сс «Вопросы реактивного вооружения», в соответствии с которым  В. П. Глушко определяют на новое место работы. 3 июля 1946 года был издан приказ министра авиационной промышленности СССР М. В. Хруничева о перебазировании ОКБ-РД из Казани в подмосковные Химки, где находился авиационный завод № 456. Завод перепрофилировали под производство ЖРД для баллистических ракет и самолётов, а ОКБ-РД занялось проектированием мощных ЖРД и стало именоваться ОКБ-456, чьим главным конструктором и стал Глушко.  Практически сразу же сложился Совет главных конструкторов, в который Глушко был включён как главный конструктор жидкостных ракетных двигателей.

Из книги П.И.Качур и А.В.Глушко «ВАЛЕНТИН ГЛУШКО. Конструктор ракетных двигателей и космических систем»

В конце 1947 — начале 1948 года уже из отечественных материалов и по отечественной технологии в ОКБ-456 и на заводе № 456 были изготовлены первые экземпляры двигателя РД-100, в основном копировавшего двигатель А-4 ракеты Фау-2 и предназначавшегося для установки на ракету Р-1. Параллельно с этим начались работы по созданию двигателя РД-101 для ракеты Р-2 с дальностью 600 км и двигателя РД-110 для ракеты Р-3 с дальностью 3000 км.

23 октября 1953 года В. П. Глушко был избран членом-корреспондентом АН СССР по Отделению технических наук (теплотехника). Спустя два дня он получил телеграмму от С. П. Королёва (избранного членом-корреспондентом Академии одновременно с Глушко), в которой Королёв писал:

От всего сердца горячо обнимаю тебя, мой самый дорогой друг, и поздравляю с избранием в Академию наук СССР… Желаю тебе много здоровья, сил, новых больших побед на благо нашей любимой Советской Родине.

Плодотворное сотрудничество Королёва и Глушко действительно вылилось затем в целую серию блистательных достижений, навечно вписанных в историю космонавтики. Правда, в 1959—1960 годах у ученых возникли некоторые разногласия во взглядах на перспективы развития тяжёлых ракет-носителей и наиболее целесообразный выбор компонентов топлива, что отрицательно сказались и на личных отношениях.

В 1954—1957 годах в ОКБ-456 под руководством Глушко были разработаны ракетные двигатели РД-107 с тягой в пустоте 1000 кН и РД-108 с тягой в пустоте 941 кН, предназначенные для установки на создаваемой в ОКБ-1 С. П. Королёва ракете Р-7 и её модификациях — соответственно, на боковых блоках (1-я ступень) и центральном блоке (2-я ступень).

По результатам испытаний 2 февраля 1956 года ракеты Р-5М с боевым ядерным зарядом В. П. Глушко (как и ряд других участников разработки ракеты) Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 апреля 1956 года был «за заслуги в деле создания дальних баллистических ракет» удостоен звания Героя Социалистического Труда, а ОКБ-456 награждено орденом Трудового Красного Знамени.

29 сентября 1956 года Глушко был реабилитирован и немногим позже принят в члены КПСС. После реабилитации В. П. Глушко приложил немало усилий, чтобы помочь семьям своих расстрелянных товарищей по ГДЛ и РНИИ, чтобы увековечить имена тех, кто стоял у истоков советской космической программы.

21 августа 1957 года проведён первый успешный пуск межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) Р-7 с установленными на ней ЖРД РД-107 и РД-108 конструкции ОКБ-456. Впоследствии данные двигатели много лет использовались в ракетной технике. Так, например, ракетоноситель Восток является частью семейства Р-7.

Макет ракеты-носителя Восток в Москве на территории ВДНХ. Автор фото — Sergei Arssenev, источник — Wikipedia

Начало космической эры.

Первый искусственный спутник Земли, отправленный на свою миссию 4 октября 1957, ознаменовал новую веху развития человечества. Он был выведен на орбиту ракетой-носителем «Спутник» (модификация ракеты Р-7 с теми же двигателями). За вклад в запуск первого спутника В. П. Глушко, как и другие ведущие учёные и конструкторы, был удостоен Ленинской премии. 26 октября 1957 года ему решением ВАК была без защиты диссертации присуждена учёная степень доктора технических наук, а 20 июня 1958 года В. П. Глушко был избран действительным членом АН СССР по Отделению технических наук (энергетика).

За вклад в обеспечение полёта в космос первого космонавта планеты ОКБ-456 (разработавшее для РН «Восток» двигатели РД-107 и РД-108) было награждено орденом Ленина, а главный конструктор В. П. Глушко 17 июня 1961 года второй раз удостоен звания Героя Социалистического Труда.

В.П.Глушко с космонавтами Ю.А.Гагариным и П.Р.Поповичем в своем рабочем кабинете. 1963 год.

В последующие годы под руководством Глушко были разработаны мощные ЖРД на низкокипящих и высококипящих топливах, используемые на первых ступенях и в большинстве вторых ступеней советских ракет-носителейи многих боевых ракет. Неполный список включает: двигатели РД-119, РД-214, РД-216, РД-219 для РН «Космос», РД-253 для 1-й ступени РН «Протон», экспериментальный РД-301 для верхних ступеней ракет и разгонных блоков (единственный в мире ЖРД на фторно-аммиачном топливе, которое не могло прижиться в дальнейшем развитии техники в силу крайней токсичности и нетехнологичности фтора) и многие другие.

В.П.Глушко и К.А.Керимов с женщинами-космонавтами.

ФОрмирование НПО «Энергия»

В мае 1974 года после некоторых перестановок в среде главных конструкторов и смены курса космической программы Глушко был назначен генеральным конструктором нового НПО «Энергия».  В октябре 1974 года им был предложен комплексный план работ НПО «Энергия» на ближайшие годы, одним из пунктов которого было создание на Луне долговременной научно-исследовательской базы. Для этого предлагалось создать космический корабль «ЛЭК» (лунный экспедиционный корабль), который достигал бы Луны по «прямой схеме» (без стыковок на окололунной орбите, как в программе «Аполлон»). ЛЭК должен был состоять из посадочной ступени с мощным основным и четырьмя рулевыми ЖРД, взлётной ступени и обитаемого блока. В качестве средства выведения ЛЭК на окололунную орбиту предлагалось создать новую сверхмощную РН «Вулкан» со стартовой тягой 73 800 кН, способную выводить на низкую околоземную орбиту объекты с массой 200 тонн.

После появления Постановления Совета Министров (СМ) СССР от 17 февраля 1976 года о создании многоразовой космической системы работа над программой «Энергия» — «Буран», история которого достойна отдельной статьи, стала для НПО «Энергия» основным направлением на многие годы.

В. П. Глушко первоначально выступал против решения о создании многоразовой космической системы по типу американской системы «Спейс шаттл», однако оно было принято под мощным нажимом военных. В ходе проектных работ Глушко добился, чтобы в советском варианте системы средством выведения корабля «Буран» на орбиту стала новая РН «Энергия» (со стартовой тягой 35 700 кН); при этом аналогами двух твердотопливных ускорителей выступали четыре стартовых ускорителя с двигателями РД-170, составлявшие в совокупности 1-ю ступень ракеты, а аналогом внешнего топливного бака — её 2-я ступень, оснащённая четырьмя кислородно-водородными ЖРД РД-0120 (созданы в КБ «Химатоматика»).

Глушко рассчитывал, что будет создано семейство из трёх ракет-носителей с одинаковыми стартовыми ускорителями и унифицированной 2-й ступенью: «Гроза» (с двумя ускорителями), «Энергия» (с четырьмя) и «Вулкан» (с восемью); но средств на финансирование работ по РН «Гроза» и «Вулкан» так и не нашлось. Эскизный же проект РН «Энергия» был завершён в декабре 1976 года, а в ноябре 1977 года появилось Постановление СМ СССР о создании сверхтяжёлой ракеты-носителя «Энергия» и корабля «Буран»

Образец «Бурана» ОК-ГЛИ (БТС 002) для тестирования в атмосфере. Авиа-космический салон МАКС, 1999.

В июне 1977 года Глушко ушёл с поста директора НПО «Энергия», но до конца жизни продолжал руководить объединением в качестве Генерального конструктора. Будучи в 1974—1989 годах председателем Совета главных конструкторов, он осуществлял техническое руководство и координаций работ предприятий и организаций ракетно-космической промышленности страны по проектам, в реализации которых НПО «Энергия» играла головную роль. Он возглавлял работы по совершенствованию пилотируемых космических кораблей «Союз», грузового корабля «Прогресс», орбитальных станций «Салют», созданию орбитального комплекса «Мир» и многоразовой транспортно-космической системы «Энергия» — «Буран.

 

Фото: Альберт Пушкарев и Валентин Кузьмин /Фотохроника ТАСС

15 мая 1987 года был осуществлён успешный запуск РН «Энергия» с установленными на её 1-й ступени ЖРД РД-170. 15 ноября 1988 года совершил свой первый (и единственный) космический полёт космический корабль «Буран», выведенный на орбиту РН «Энергия.

Человек умирает дважды. Первый раз — физически, второй — когда его имя упоминается в последний раз. Пусть Валентин Глушко и скончался от болезни в 1989 году, его вклад в космонавтику — незыблем.

 

Рекламный блок