Новый фильм Александра Шейна — драма о судьбе Владимира Маяковского. Довольно непривычен сам концепт картины. Это не обычное кино, следующее в рамках одного сюжета. Все актеры на глазах у зрителей трансформируются в главных действующих лиц. Маяковский, Лиля Брик, Ося, и предавшие его «рыцари революции».

Таким образом, на экране мы видим сплетение сцен репетиций, перевоплощения актеров; мастерски сыгранные сцены из жизни Маяковского; кадры театрального закулисья, а фоном всему этому звучит голос самого поэта, читающий стихи.

Все эти разрозненные кусочки, калейдоскоп впечатлений и отдельная информация складываются в единую картину после просмотра фильма А.Шейна «ВМаяковский». До этого показ фильма проходил только на площадке Третьяковской галереи, в рамках выставочного проекта. Теперь это одно, большое, окутывающее воспоминание о поэте мы можем увидеть и на экранах кинотеатров.

На мой взгляд, Колокольников отлично справляется с ролью Маяковского. Даже без нанесенного грима, его громогласность, манера чтения, заставляют поверить.

Калейдоскоп впечатлений и отдельные куски информации складываются у зрителя в единую картину после просмотра фильма А.Шейна «ВМаяковский», показ которого проходит только на этой площадке.

Александру Шейну удалось не только передать нам переживания и ключевые моменты из жизни поэта. Но и процесс создания произведений. Яркие краски: желтые, синие, красные разводы на экране, вечный надрыв.

Отдельно хочется отметить кадры с Маяковских чтений с ТРиумфальной площади в Москве. У ног памятника поэту молодые люди с запалом, натиском, присущием его самому — декларируют стихи под проливным дождем.

Удивляют внезапные кадры Северной Кореи, где бродит Колокольников. Поверх всего происходящего звучат стихи, запись с голосом самого поэта. Портрет Сталина, мелькающий вокруг Мейерхольда как зловещее предзнаменование. Много крови возникает в кадрах. Она отдельна от всего, но на самом деле, стоит за всем происходящим — кровь, от которой никто не сбежал. Это все формирует многогранный и сложный образ Маяковского. Вероятно, самый подлинный кинообраз поэта.